Перезагрузка Минска, или что показал обмен пленными

Опубликовал в Среда, Январь 3rd, 2018 Рубрика: Общество

Перезагрузка Минска, или что показал обмен пленными

«В своей стране мы должны сами договориться и сами навести порядок» (В. Медведчук)

Когда улеглись информационные страсти и закончился процесс саморекламы со стороны непричастных, можно спокойно подвести итоги трагикомедии, разыгравшейся на наших глазах.

Увы, но мы стали свидетелями противостояния двух курсов — стратегии поиска компромиссов и конструктивного диалога против пещерной политики политических неандертальцев. Впрочем, ничего удивительного. Все, как всегда.

Пролог

15 ноября 2017 года, на территории Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря состоялась встреча президента РФ Владимира Путина, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Виктором Медведчуком (спецпредставитель Украины по вопросам гуманитарного характера в Трехсторонней контактной группе).

В ходе встречи Медведчук обратился к Путину с просьбой помочь в освобождении около 400 украинцев, находившихся по разные стороны линии соприкосновения на Донбассе.

Как известно, Минские соглашения (пункт №6) предполагают обмен удерживаемыми лицами в формате «всех на всех». И на момент встречи были установлены 386 человек, удерживаемых на территории Украины (их разыскивают ОРДО и ОРЛО). На территории непризнанных республик были установлены и подтверждены 94 человека из 157 человек, что разыскивал официальный Киев.

Но у обеих сторон были различные аргументы, которые не позволяли обменять всех пленных. Например, из числа 386 лиц, удерживаемых украинской стороной, 80 бы осуждены за совершение тяжких преступлений, которые не подлежат амнистии. А проблема как раз и заключалась в том, что представители непризнанных республик требовали освободить всех, кого они запрашивали.

Отсюда и родилась инициатива Медведчука, поддержанная президентом РФ и патриархом Кириллом — в качестве первого этапа провести пропорциональный обмен по формуле «306 на 74»: Донецк и Луганск освобождают 74 человека (из 94 подтвержденных), а Украина, в свою очередь — 306 (из 386).

В тот же день Путин провел телефонные разговоры с главами самопровозглашенными ДНР и ЛНР. Результат этих переговоров известен: и Донецк, и Луганск публично заявили, что согласны на предложенный вариант обмена.

Почему важна дата 25 декабря

Еще одна решающая дата — 25 декабря, когда в Свято-Даниловом монастыре в Москве главы непризнанных республик в присутствии патриарха Кирилла пообещали Медведчуку, что обмен состоится. Как оказалось, Медведчук не просто так встречался 25 декабря с лидерами ОРД(Л)О — Леонидом Пасечником и Александром Захарченко в резиденции Патриарха Кирилла. В те дни он буквально спас положение благодаря своему авторитету единственного серьезного переговорщика.

Дело в том, что переговоры забуксовали: Киев сократил количество человек на обмен. Официальная версия — 40 человек, удерживаемых в Украине, отбыли срок и обладают свободой перемещения, еще 29 человек, которые отбывают наказание, отказались от обмена.

Но, как бы там ни было, 27 декабря обмен все же состоялся. На территорию, контролируемую Киевом, ДНР и ЛНР формально передали 74 человека (74, как изначально и планировалось, но одна из освобожденных приняла решение остаться на неподконтрольной территории), в непризнанные республики были переданы 237 человек (первоначальная цифра — 306).

Какие выводы можно сделать по итогам обмена пленными?

Честно говоря, складывается впечатление, что вопрос пленных волнует официальный Киев исключительно в разрезе саморекламы. Из слов президента внезапно выяснилось, что к процессу обмена были самым непосредственным образом причастно великое множество людей — от самого Порошенко и его бравых советников из Facebook до Ирины Геращенко, Ирины Луценко и даже какого-то Руслана Демченко (как выяснилось, это нынешний советник президента, который при Януковиче занимал должность первого замглавы МИД).

То есть, по официальной версии — якобы вышла Ирина Луценко со словами «Работа идет!» и процесс пошел. А все другие там и рядом не стояли. Это Ирина Степановна подсказывала и советовала Патриарху Кириллу и Путину, как лучше все организовать. А они, сердешные, внимали ей с сыновней любовью.

Можно, конечно, и посмеяться. Да пусть они там хоть целый год друг друга орденами и премиями награждают! Интересно, Путин хоть знает о существовании Ирины Луценко? Даже не догадывается. И даже если представить, что Луценко или Демченко захотят начать переговоры, то, во-первых, на Донбасс они побоятся поехать; во-вторых, с ними там никто не будет разговаривать.

Но вся беда в том, что подобные манипуляции — это огромный риск того, что обмен пленными опять будет «заморожен». Факты — вещь упрямая. До этого 15 месяцев на теме пленных занимались пиаром кто угодно — от «блокираторов» Семена Семенченко и Егора Соболева до чиновников и министров, но по факту процесс тронулся с места только с 15 ноября, когда Медведчук обратился к Путину. И по факту более 300 пленных 27 декабря освободил Медведчук.

А если из-за власти обмен опять забуксует, то пострадают в первую очередь пленные и удерживаемые лица. И сколько тогда людям еще по тюрьмам сидеть? Год, два, пять? До полной победы евроинтеграции? О потере репутации теми, кто присваивает себе чужие заслуги, даже говорить нет надобности.

Тем не менее — положительных выводов больше

Остается только порадоваться за семьи, что дождались своих родных и посочувствовать матерям и женам, чьи близкие пока остаются в неволе. И сделать некоторые выводы.

Самый важный вывод. Успешный обмен продемонстрировал, что Медведчук является истинным лидером «партии мира» в Украине.

Второе. Украинская «партия войны» в очередной раз подтвердила свою абсолютную недоговороспособность. Причина одна — Аваков, Турчинов и другие очень не хотят, чтобы в Украине наступил мир. Война для них — это возможность «пилить бюджет», оставаясь у власти и прикрываясь «ура-патриотизмом». Ну, а простые люди для них — расходный материал.

Поэтому 2018 год будет проходить под знаком еще большего противостояния между «партией мира» и «партией войны», для кого человеческие жизни и судьбы — всего лишь разменная монета, а война на Донбассе — средство обогащения.

Третье. Успешный обмен согласно п. 6 «Комплекса мер» — это старт для «перезагрузки» всех остальных пунктов «Минских соглашений»:

— диалог между Киевом и ОРДЛО по-прежнему возможен, а Минские соглашения получили шанс на «перезагрузку» — нужна лишь политическая воля заинтересованных сторон;

— создан прецедент по включению в процесс переговоров руководителей непризнанных республик в качестве самостоятельных фигур. («… исключать прямой диалог с Донецком и Луганском было ошибочным с самого начала…» (Медведчук в интервью изданию «КП в Украине»);

— любые разговоры о «смерти» Минских соглашений — несостоятельны;

— успешный обмен 27 декабря — это шанс для второго этапа обмена в рамках выполнения формулы Медведчука «обмен всех на всех в несколько этапов».

И, вместо заключения — комментарий самого Виктора Медведчука:

«Уверен, что этот важный шаг открывает перспективы для мирного урегулирования конфликта, прекращения боевых действий, решения вопроса о возврате Донбасса в Украину и Украины на Донбасс. Позиция международного сообщества и воля украинцев по обе стороны линии соприкосновения однозначны: только диалог и мирное урегулирование».

Источник: inosmi.ru