Начался процесс по делу об обогащении директора судоремонтного завода

Опубликовал в Четверг, Март 22nd, 2018 Рубрика: В России

Суд Самарского района региональной столицы начал рассматривать уголовное дело в отношении директора тольяттинского судоремонтного завода Александра Шлейхера, обвиняемого в незаконной деятельности с извлечением крупного дохода (около 10 млн руб.).

По данным следствия, Александр Шлейхер также являлся директором ООО «НЗК». Эта фирма занималась очисткой судов от нефтепродуктов.

Согласно обвинительному заключению, Шлейхер нанял рабочих, а те в 2016 году «отмывали от сырой нефти суда по договорам».

Гособвинение акцентирует внимание на том, что сырая нефть относится к третьему классу опасности, а работы с опасными отходами подлежат лицензированию. У Шлейхера разрешения не было.

«Попались» же судоремонтники следующим образом.

«Я искал на берегу место для рыбалки, чтоб потом туда приехать с друзьями, — рассказал в суде свидетель Владислав Никифоров. — Увидел, что стоят два судна. На берегу сверху мешки стояли и там типа мазута что-то. А на воде были жирные пятна. Я до этого летом купался в Волге и приплывали к берегу мертвые судаки и так далее. Поэтому я позвонил в полицию».

По словам свидетеля, полицейские прибыли быстро.

«К судам уже при полиции подъехала машина, чтоб грузить мешки с мазутом, — вспоминает очевидец. — Но полицейские уже не дали это сделать. Я вместе с ними заходил на судно, там были рабочие, что-то делали. Потом еще приехали эксперты и взяли всякие образцы».

После полицейского разбирательства и выяснилось, что на станции (она представляла собой судно без двигателя) занимались очисткой судов от нефтеотходов, предположительно, незаконно и с грубыми нарушениями.

«У нас с фирмой «НЗК» Шлейхера был договор, — рассказала в суде еще один свидетель по делу, директор Тольяттинской специализированной гидрометеорологической обсерватории ФГБУ «Приволжское УГМС» Надежда Карпасова. — Мы заказывали проведение работ по отмывке теплохода «Горизонт» перед его утилизацией. Теплоход раньше использовался для работ по мониторингу окружающей среды. Но дело в том, что в каждом судне в топливной цистерне есть «мертвая кладка». Это остатки горючего. И, по правилам, когда теплоход списан, перед его распилом нужно полностью очистить его от остатков топлива. Работы фирма Шлейхера выполнила».

Дольше всех длился допрос свидетеля Сергея Гордеева. Гордеев работал непосредственно начальником зачистной станции и организовывал рабочий процесс (в то время как Шлейхер был гендиректором).
Узнать чем же занималась станция под началом Гордеева суду удалось не сразу. Гордеев утверждал, что в его обязанности входило следить за котельной, и как будто не понимал вопросов о том, зачем существовала станция, пришлось буквально «вытягивать» показания.

— Для чего вы запускали котельную? — интересовался суд.

— Чтоб вода грелась, — отвечал Гордеев.

— А для чего вода грелась? — настаивал суд.

— Для деятельности станции, — сообщал свидетель.

— А деятельность какая?

— Я не технолог, мне надо было просто обеспечить работу котельной, — утверждал начальник станции.

Через некоторое время, когда вопросы пошли по кругу, суд снова осведомился, зачем в котельной грелась вода. Тогда Гордеев сообщил — «Чтоб себя отапливать».

После того как суд напомнил свидетелю об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, диалог пошел поживее. Удалось, наконец, узнать, что рабочие принимали судно после соответствующего звонка Шлейхера Гордееву.

Сам Шлейхер пока заявил суду лишь, что у него на станции собиралась вовсе не нефть, а эмульсия, где минимальное содержание воды было 30%. Остальные показания он обещает дать после допроса всех свидетелей.

Интересно, что нефтезачистная станция привлекала внимание силовиков еще в 2013 году. Претензии возникали и к судоремонтному заводу. В судебных тяжбах участвовало и зарегистрированное на территории судоремонтного завода ОАО «Судо-Волга».