Эксперты: у Екатеринбурга отняли даже видимость свободы. Его путь – стать обычным и провинциальным

Опубликовал в Четверг, Март 22nd, 2018 Рубрика: В России

Эксперты: у Екатеринбурга отняли даже видимость свободы. Его путь – стать обычным и провинциальным

Разрешилась одна из главных интриг муниципальных выборов 2018 года: жители Екатеринбурга больше не будут избирать главу города прямым всенародным голосованием. Бургомистра уральской столицы, как и большинства других городов, будут избирать депутаты гордумы по представлению конкурсной комиссии. По мнению экспертов, принятие этого закона станет последней точкой в истории Екатеринбурга как «особого», «свободолюбивого», «либерального» города – исчезнет даже видимость выбора.

Как передает корреспондент РИА «Новый День», о внесении законопроекта губернатором Евгением Куйвашевым стало известно сегодня на заседании Совета заксобрания. Уже 3 апреля инициатива главы региона будет вынесена на пленарное заседание заксо. С учетом того, что у «Единой России» в заксобрании – квалификационное большинство, да и большинство других фракций практически никогда не идет против воли губернатора, – можно не сомневаться, что закон будет принят сразу в трех чтениях и к середине апреля вступит в законную силу.

После этого администрация Екатеринбурга проведет публичные слушания по внесению изменений в Устав города, а затем эти изменения должны быть одобрены городской думой. Напомним, результаты публичных слушаний в Екатеринбурге носят только рекомендательный характер, а депутаты нынешней гордумы на этой неделе отказались обратиться в заксобрание с просьбой о сохранении прямых выборов главы. Таким образом, можно не сомневаться: инициатива Евгения Куйвашева не встретит на своем пути никакого сопротивления.

После избрания в сентябре нового состава городской думы из депутатов и представителей администрации губернатора будет сформирована конкурсная комиссия, которая и выберет кандидатов на пост главы администрации Екатеринбурга. Гордуме останется лишь сделать выбор из двух или трех предложенных претендентов. Население мегаполиса из процесса исключается полностью. Нововведение позволит администрации губернатора получить полный контроль над городом: его финансами, стратегией и тактикой развития, реализацией полномочий.

Политолог Сергей Мошкин считает, что на этом будет поставлена окончательная точка в 25-летней истории Екатеринбурга как самобытного города с богатыми демократическими традициями, и предлагает вспомнить основные вехи этой истории.

Многие годы, начиная с первых постсоветских лет, в Екатеринбурге действовала система власти с так называемым сильным мэром. Горожане всенародно избирали главу города, который сам формировал городскую администрацию – своего рода «муниципальное правительство», чем-то похожее на правительство городов федерального значения. Особая специфика Екатеринбурга на протяжении 20 лет заключалась в особенном обстоятельстве: многолетнем конфликте между «сильным мэром» Аркадием Чернецким и «сильным губернатором» Эдуардом Росселем. Этот конфликт носил не личностный, а системно-институциональный характер, и в чем-то шел на пользу обеим сторонам. Когда Россель в 2009 году уходил в Совет Федерации – Чернецкий остался. Следующий губернатор, Александр Мишарин, уже не избранный, а назначенный президентом, поставил перед собой цель – во что бы то ни стало покончить с «сильным мэром». Давление на мэрию было очень мощное, вплоть до возбуждения уголовных дел против соратников Чернецкого. В конце концов он согласился уйти в Совет Федерации, а Мишарин решил ввести в Екатеринбурге двуглавую систему муниципальной власти.

В городе появились назначенный сити-менеджер – и избранный глава города, он же председатель городской думы. Именно в этот момент, подчеркивают эксперты, екатеринбуржцы потеряли реальную возможность по-настоящему влиять на городскую власть. «Я уверен, что в этом было некое лукавство, некий обман, – считает Мошкин. – Чтобы не возбуждать население Екатеринбурга, известное своей оппозиционностью, власти решили пойти на промежуточный вариант: сити-менеджера – назначаем, а главу избираем. Но при этом «забыли» рассказать, что в руках этого избранного главы не осталось ни денег, ни полномочий – все это ушло в руки назначенца, в том числе и губернаторского. Выборы «слабого» мэра в 2013 году были промежуточным этапом, чтоб не будоражить либеральную общественность грубым натиском. В остальных городах к тому времени выборы главы уже были давно отменены, но Екатеринбург был настроен жестко. Сегодня реальной необходимости в этом институте – слабого мэра – больше нет. Власть настолько укоренилась, настолько мощно простроена ее вертикаль, что на всех уровнях правят назначенцы. Общество больше не готово в массе своей отстаивать выборы пусть «слабого», но народного мэра. Горячность и энергия 2013 года растворилась. Екатеринбург утратил ауру либерального города. Это видно по всем выборам последних лет, особенно по президентским. Раньше город отличался стремлением к свободе. Этого больше нет. Екатеринбург сегодня – большой провинциальный город. Обычный. Никакой инаковости, способности пойти наперекор, больше нет».

По мнению президента коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгения Минченко, ничего удивительного в этой новости нет. «Это общефедеральная тенденция. Возможно, для Екатеринбурга, в котором сильны оппозиционные настроения, это и не очень больший подарок. Но ожидать каких-то протестов вряд ли стоит: по факту Евгений Ройзман и так не управляет городом, он фигура декоративная. Возможность избрания реального мэра утрачена еще пять лет назад», – считает эксперт. При этом Минченко отметил, что неформальный статус «либеральной столицы» – «это не то, чего стоит держаться», так как, по его мнению, идеи либерализма в России серьезно дискредитированы.

Сам Евгений Ройзман тоже прокомментировал новость дня. «Право самим избирать себе мэра даёт горожанам возможность при любых обстоятельствах иметь свою позицию, отстаивать ее и быть услышанными, смягчить самые неприятные федеральные тренды и сохранять лицо города и городские традиции. Разница выборов и назначения очевидна: Тот, кого избрали, отвечает перед своими избирателями, а тот, кого назначили, отвечает только перед тем, кому обязан назначением», – написал он на своей странице в соцсети.